«Секрет фирмы»

22 апреля 2015

Скрытый лидер: как курганский сервис такси «Максим» стал №1 в России

Максима Белоногова сложно удивить. Работа в регионах с таксистами — занятие не для слабонервных. Google и «Яндекс» по запросу «Такси “Максим”» выдают криминальные сводки: в Абакане подожгли офис, в Нижнем Тагиле руководителю подразделения спалили машину, в Омске водитель задушил пассажирку, в Тамбове пассажир задушил водителя. Основатель службы такси «Максим» относится ко всему прагматично — во-первых, это Россия, во-вторых, «главное начать, всё остальное будет зависеть от упрямства, а мы очень упрямые».

Перед вами сервис такси №1 в России. «Максим» получает в 15 раз больше заказов в день, чем «Яндекс.Такси» (миллион в сутки против 60 000). Компания Белоногова стартовала в Кургане и теперь работает в 89 городах России. Её ближайший конкурент — «Рутакси», приложение служб «Везёт» и «Лидер», — работает в 82 городах. Конкуренты, чиновники и лоббисты обвиняют «Максим» во всех смертных грехах (комментарий «Секрету»: «Вы пиарите крупнейшего организатора нелегального извоза в России!»). Белоногов же открывает новые филиалы — а с 2014 года вышел за пределы страны.

Предприниматель не давал интервью, но его бизнес стал слишком большим, чтобы оставаться незамеченным. По нашим подсчётам, оборот компании составляет не менее 10 млн рублей в день. «Секрет» рассказывает историю такси «Максим» и его основателя.

Старт

Сложно поверить, что на этого парня в бейсболке, джинсах и рубашке в клетку работает почти 4 000 человек. У «Максима» столько же сотрудников, сколько у градообразующего предприятия Кургана — завода, выпускающего боевые машины пехоты. Если же прибавить к штатным сотрудникам «Максима» водителей, которые в данный момент колесят по улицам разных населённых пунктов, получится небольшой город, сравнимый с тем же Курганом (около 300 000 человек). На создание этого микромира у основателей ушло чуть больше десяти лет.

Белоногов начал работать в старших классах — перед выборами знакомые предложили ходить по квартирам и агитировать за ЛДПР. Дело непыльное, но требует настойчивости — в девяностые неожиданных звонков в дверь остерегались больше, чем сейчас. На вырученные деньги Максим покупал сигареты LM. Одноклассники ему завидовали.

Знакомый Белоногова работал в спецбригаде при больнице скорой помощи. Бригада забирала тела умерших после того, как медики констатировали их смерть. «Труповозы пили безжалостно, и напарник моего товарища часто не появлялся на работе», — вспоминает Максим. Однажды напарник запил, и товарищ привёл Максима к директору и попросил оформить 15-летнего подростка новым помощником.

Максим официально работать не мог, но мог получать чаевые. Белоногов рассказывает, что это основной заработок труповозов — когда у человека умирает родственник, он отдаёт деньги специалисту, чтобы тот довёз тело спокойно, осторожно, будто это имеет значение. Рабочих смен было немного, но на LM по-прежнему хватало.

Весной 1996 года, когда Белоногов сдавал тренировочные экзамены перед поступлением в Курганский университет, случилось несчастье — его мать умерла в день первого экзамена по русскому языку. Отец умер раньше, когда ему было девять. Они остались вдвоём со старшим братом, который тоже страдал от безденежья.

На пособие по потере кормильца Белоногов приобрёл компьютер Pentium 100 и принтер. С сокурсником Олегом Шлепановым (позже стал партнёром в «Максим») они скачивали рефераты в Фидонете, распечатывали и продавали. Параллельно торговали газовым оборудованием для автомобилей и популярными радиотелефонами с определителем номера «Русь».

Фотография: Александр Алпаткин/«Секрет Фирмы»

На втором курсе у Белоногова родилась дочь, а денег по-прежнему не хватало. Одним из главным блюд в семье была картошка с майонезом. Зато у партнёров появился первый наёмный сотрудник — дед-инвалид согласился быть диспетчером. Он мастерски уговаривал людей купить новые аппараты оптом и в розницу. Схема была такая: определить, какой телефон нужен заказчику, и быстро сбросить студентам на пейджер адрес доставки. Максим с Олегом сидели на парах в университете и обычно кто-то поднимал руку, отпрашивался в туалет, садился в машину и доставлял заказ. Багажник был набит телефонами.

В начале нулевых бизнес лопнул — в Курган пришли ритейлеры уровня «Эльдорадо». Стало понятно, что конкурировать будет сложно. Партнёрам и самим изрядно надоело быть перекупщиками — они учились на факультете автоматизации технологий, писали программы и хотели создавать что-то важное, а не работать курьерами.

Знакомый Белоногова, работавший в пейджинговой компании, предложил открыть похожий бизнес. Короткая, но яркая эра пейджеров была в разгаре. В Шадринске — 140 км от Кургана, 80 000 жителей — не было своей пейджинговой компании. Правда, как только компаньоны решили открыться по франшизе московской Mobile Telecom, особенности российского бизнеса проявились во всей красе — мгновенно нарисовались конкуренты. Пришлось договариваться: Белоногов пообещал им сделать пейджинговую компанию в Каменске-Уральском (175 000 жителей) и взять в долю.

Пока разбирались с этим проектом, эра пейджинга кончилась. Как вспоминает Белоногов, парни разозлились — «ах ты свинья, потратил наши деньги», — но сделать уже ничего не могли. В то время предприниматель редко появлялся дома, и однажды после месячного отсутствия четырёхлетняя дочь не узнала его и вместо «папа» обратилась на «вы». С тех пор он не оставлял семью надолго.

Текст полностью: secretmag.ru